1-я Тверская Ямская дом 7

Режим работы:11:00 - 21:00
К контактам1-я Тверская Ямская дом 7
11:00 - 22:00
+7 (495) 664-69-81
Корзина

ОСТОРОЖНО, РИСК ВПАСТЬ В ОДЕЯЛЬНО-СЕРИАЛЬНУЮ КОМУ



В первые минуты «Карточного домика» Френсис Андервуд (Кевин Спейси) убивает собаку. Он не догхантер, а работник конгресса США — собаку сбила машина, и герой, произнеся монолог про то, что в жизни порой приходится запачкать руки, освобождает животное от мучений. Позже вечером ему предстоит поздравить с победой нового президента США, который за поддержку на выборах обещал Френсису пост госсекретаря. Президент в итоге обманет и оставит соратника прозябать в опостылевшем конгрессе. Тогда Андервуд решит вновь запачкать руки — на этот раз намного более изощренным способом. 

В основе House of Cards — одноименный британский (как принято считать, один из лучших на тамошнем телевидении) сериал начала 90-х, который, в свою очередь, был поставлен по серии знаменитых книжек Майкла Доббса — между прочим, реального политика, дослужившегося до довольно высокой должности в консервативной партии. Роль Френсиса в оригинале эпохально исполнил великий Иэн Ричардсон.

По первичным ощущениям, «Домик» кажется крайне традиционным телесериалом, в котором спустя какое-то время и определенное количество серий вдруг начинаешь чувствовать некое глубинное новаторство. Его и правда стоило бы смотреть за несколько больших приемов — главным тут кажется именно свобода от периодичной развлекательности. Сериал никуда не спешит и требует, чтобы с ним проводили время, как с большим романом. На руку ему в этом играет то, что снят он как-то исключительно ровно. Тут помимо Финчера за процесс отвечал целый ряд мастеров (среди них, к примеру, Джеймс Фоли и Джоель Шумахер), но сериал работает как, простите, идеальное правительство — никто не пытается выделиться на фоне остальных, но никто и не проседает. Два первых эпизода за авторством Финчера даже удивляют тем, как автор держит себя в руках. Нет никакого сомнения, что «Домик» его детище — тут все пронизано его светом, цветами, углами камеры и интонациями, но он лишь задает вектор, по которому сериал будет катиться следующие 11 эпизодов. 

Главная звезда тут, конечно, Спейси, который неприкрыто наслаждается ролью, словами, которые ему приходится говорить, и умопомрачительным южным акцентом, с которым он эти слова произносит. Главный отличительный прием британского оригинала с прорывом четвертой стены тут, разумеется, остался на месте — Андервуд то и дело обращается напрямую к зрителю. Изначально это кажется приемом безалаберного сценариста, который не нашел лучше способа объяснить зрителю что к чему. И покуда хитроумность андервудовских интриг кажется почти дьявольской, во многом так оно и есть. Но стоит сериалу перевалить за середину, когда руки Андервуда начинают становиться все грязнее, вдруг возникает странное ощущение, что общается он с нами лишь потому, что мы единственные, над кем у него есть реальная власть. 




16.04.2016 12:41:00


Поделиться:

Вы смотрите мобильную версию Перейти на полную версию
Чат